Из материалов вашингтонского семинара «Будущее Евразии: Россия, Китай и ЕС»

OK

# 31365 | новости в фотографиях | 29-11-2013 (0:15)

izmater

Ренслер Ли, ст. научный сотрудник Института внешнеполитических исследований (Филадельфия, США); специалист по международному криминалу, наркотикам и проблемам ядерной безопасности.

РЕНСЛЕР ЛИ. Я только что вернулся из Владивостока, поэтому сегодня я буду говорить о политике России на Дальнем Востоке, о стратегии Москвы, ее попытках развить этот удаленный и экономически ослабленный регион России, а также о влиянии Китая на эту стратегию и о том, почему нас в США и на Западе должно интересовать развитие событий в этом регионе. За последние несколько лет проблема Дальнего Востока стала приоритетной проблемой российского руководства, поглощающей значительные и постоянно растущие ресурсы. Москва, совершенно очевидно, ожидает, что экономический подъем в этой обедневшей части РФ произойдет в результате расширения торговли, инвестиций и экономических связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Такая стратегия, на мой взгляд, сопряжена со значительным риском, потому что интеграция со странами Азиатско-Тихоокеанского региона может превратиться в интеграцию, в которой ведущее место займет одна держава – Китайская Народная Республика. В той мере, в какой этой произойдет, влияние России на собственном Дальнем Востоке будет ослаблено.

Я разговаривал с людьми во Владивостоке, они в эту перспективу не верят. Я убеждал их задуматься о том, чем занимается Китай прямо у них под носом. Дальний Восток – лакомый кусок недвижимости; он богат самыми разнообразными природными ископаемыми, выгодно расположен в Северо-Восточной Азии на пересечении нескольких мировых держав. Он составляет более трети территории РФ и вдвое превышает территорию США. При этом его вклад в ВНП РФ – всего 6%, а население составляет менее 5% общего населения России. Из-за тяжелых жизненных условий, крайне холодного климата, высокой смертности и минимального социального обслуживания, с 1989 года регион потерял более 20% населения, которое продолжает сокращаться. Эта ситуация поставила Дальний Восток под угрозу демографического вырождения. Сокращение населения Дальнего Востока – серьезнейшая проблема. Надо сказать, что Дальний Восток уже давно игнорируется Москвой, особенно после падения СССР. Однако с начала XXI в. Москва начинает видеть в изоляции, общей экономической отсталости и исчезающем населении региона угрозу единству российского государства и даже угрозу потери российской национальной идентичности. В результате, один за одним, разрабатываются федеральные планы, направленные на укрепление российского присутствия в районе Тихоокеанского бассейна, а также на рост населения Дальнего Востока. Первый план 2008-2013 гг. предусматривал радикальную модернизацию Владивостока в преддверье саммита АТЭС. На это было потрачено 23 млрд. долларов, создано новое Министерство дальневосточного развития – не в Москве, но в Хабаровске, которое должно было сыграть ключевую роль в развитии связей РФ с ее тихоокеанскими соседями. Второй план по Дальнему Востоку был объявлен в этом году. Он потребовал государственных капиталовложений в размере 127 млрд. долларов на 2014-2025 гг. Однако совсем недавно появился третий план, которой требует поистине фантастических средств – 350 млрд. долларов – в «окончательное развитие Дальнего Востока» к 2020 году.

Мне это представляется, если можно так выразиться, политикой отчаянья. Москва совершенно не представляет себе, откуда возьмутся эти деньги. Дмитрий Медведев сказал, что часть средств придет из пенсионных фондов – не очень приятно, но суть не в этом. Суть в том, что другим состоятельным государствам придется играть – они должны каким-то образом захотеть – играть значительную роль в развитии Дальнего Востока. Об этом я буду говорить сегодня, о планах Москвы для Дальнего Востока, в которых Китаю отведена очень большая роль, да и не только для Дальнего Востока, но и для всей России в целом.

По заявлению Путина, Россия попытается «поймать китайский ветер в паруса российском экономики», и в целом официальные планы развития Дальнего Востока заточены под промышленное развитие Китая. При том, что Россия также приветствует инвестиции своих партнеров- демократических государств, основное участие предусмотрено для Китая. Возникает вопрос, во-первых, каково сегодня влияние Китая на Дальнем Востоке в сравнении с другими странами, и, во-вторых, в какой степени политические решения Пекина и Москвы повлияют на будущее экономики Дальнего Востока.

Влияние Китая наименее заметно в сфере инвестиций. Капиталовложения Китая в экономику региона составляет всего 1-2% общего объема иностранных инвестиций в Дальний Восток. Большую часть средств вносит в регион Европейский Союз, а совсем не страны азиатско-тихоокеанского региона, причем основная доля идет на добывающие и энергетические проекты, т.е. в Сахалинскую область, богатую нефтью и газом, в золото и алмазы Якутии, где присутствие Китая незначительно. Китайские инвестиции, в том малом объеме, в котором они приходят на Дальний Восток, вкладываются в низкотехнологичное производство, торговлю, розничное обслуживание и деревообработку в наиболее бедных областях Дальнего Востока, соседствующих с Китаем. Но есть область, где китайского влияние очень заметно: сегодня Китай является крупнейшим торговым партнером Дальнего Востока в целом, и особенно это заметно в четырех пограничных областях, где доля Китая во внешнеторговом обороте составляет от 40 до 99%. Мигранты из Китая, как легальные, так и нелегальные, поставляют рабочую силу в сельское хозяйство, торговлю, строительство, лесную промышленность, добывающую промышленность и другие отрасли. Никто точно не знает, сколько граждан Китая находится в настоящее время на территории Дальнего Востока, но по некоторым оценкам это число составляет от 60 тысяч до одного миллиона. Есть основания полагать, что китайцы имеют в арендном пользовании значительные участки сельскохозяйственных угодий в российских приграничных областях, их общая площадь оценивается почти в 700 тыс. кв. миль. На этих участках они выращивают рис, пшеницу, сою и другие культуры и продают их под русскими и китайскими марками. Китайское влияние ощутимо и в дальневосточном криминальном мире, где китайские «триады» вытесняют русских «крестных отцов», вкладывая огромные суммы в гостиницы, казино, рестораны, ночные клубы и проч., а также в бизнес, который пагубно отражается на экономике – нелегальная продажа леса, браконьерская ловля лосося, нелегальная поставка китайских мигрантов в Россию и русских женщин в Китай.

На политическом уровне, Москва требует большего участия Китая в экономике Дальнего Востока, что совпадает с собственными устремлениями Китая создать для себя прочную сырьевую базу. И вот пример – очень важный пример: девятилетнее соглашение, подписанное в 2009 году, которое связывает развитие российского Дальнего Востока и трех соседних трансбайкальских областей с модернизацией обветшавшей, построенной еще в советские времена, промышленной базы китайской Маньчжурии. В переводе на доступный язык это означает освоение энергии, природных ископаемых, лесной продукции, водных и других ресурсов трансбайкальских областей и Дальнего Востока в целом для обслуживания китайской промышленной экспансии. Для некоторых – замечу, многочисленных – обозревателей это означает превращение 45% российской исконной российской территории в сырьевую колонию (придаток?), обслуживающую китайский северо-восток.

Справедливости ради, выполнение требований соглашения 2009 года идет медленно. Но месяц назад, всего месяц назад, Министерство развития Дальнего Востока и Государственный банк развития Китая подписали соглашение о сотрудничестве, предусматривающее вложение Китаем 5 миллиардов долларов в инфраструктуру производства на Дальнем Востоке, и, если не ошибаюсь, Государственный банк развития Китая в 2009 году предоставил огромный кредит – 25 млрд. долларов некоей российской компании, которая должна поставлять Китаю 300 тыс. баррелей нефти ежедневно на протяжении ближайших 25 лет. Подобные кредиты, несомненно, открывают перед кредиторами огромные возможности, с этим трудно спорить.

Прокитайская ориентация российской политики развития Дальнего Востока неоднозначна и, как мне кажется, рискованна с точки зрения России. Конечно, Москва не планирует сдать свои восточные территории Китаю, но недальновидные политические решения усугубленные местными реалиями, большая протяженность российско-китайской границы, усиление чрезграничной торговли, исторические связи между народами, населяющими эту территорию – все это заставляет предполагать, что экономическое влияние Китая на Дальнем Востоке будет возрастать в геометрической прогрессии в ближайшие годы. Одновременно с этим, у демократических государств-партнеров России – Японии, Южной Кореи и США, а также у ЕС – имеются свои интересы на российском Дальнем Востоке, особенно в северных провинциях, где у этих стран имеются крупные преимущества, как мне кажется, перед Китаем, в частности, в добывающих технологиях, оффшорной добыче нефти и газа, а также в строительстве необходимой маркетинговой инфраструктуры. Я считаю, что западным странам необходимо в полной мере использовать это преимущество, чтобы усилить свое влияние на российском Дальнем Востоке в экономике, культуре и политике, и, возможно, им даже следует рассмотреть возможности для сотрудничества, чтобы создать противовес Китаю в инвестиционной сфере и обеспечить открытый международный доступ к рынкам и ресурсам Дальнего Востока и помочь России, как мне кажется, реализовать огромный экономический потенциал этого региона.

Я не специалист по Средней Азии, мои интересы лежат на Дальнем Востоке, но я вижу как глубоко пустила корни интеграция на протяжении российско-китайской границы, которая, напомню, протянулась на 4000 км. И эта интеграция, мне кажется, неизбежна. В какой-то мере она поможет России решить самые насущные экономические проблемы и найти рынки сбыта для своей продукции. С другой стороны, мне неуютно от мысли, что российский Дальний Восток постепенно превратится в сферу китайского влияния, назовем это так. Существует несколько причин стратегического характера, которые заставляют меня критически относиться к доминированию Китая в этом регионе и к усилению его контроля над ресурсами региона. Я бы хотел, чтобы США и другие западные страны создали что-то вроде консорциума или инвестиционного фонда, который позволит им усилить свое экономическое и инвестиционное присутствие на Дальнем Востоке, а также в Средней Азии, чтобы создать некий противовес растущему влиянию Китая. Мне кажется, это разумная перспективная стратегия: смысл не в том, чтобы вытеснить оттуда Китай, но в том, чтобы привести туда Запад. Вспомним также, что РФ и США – соседи по Дальнему Востоку, разделенные всего 70-80 милями Берингова пролива, у нас есть общие задачи, которые мы должны решать совместными усилиями.

ptitza.livejournal.com

Понравилась публикация? Поделись ссылкой с друзьями!

Твитнуть

Источник: Feedproxy.google.com